Публикации за 1992 год
«АнтиМафия» апрель 1992г.

Выходят из «тени»

«На первом этапе приватизации российское правительство - вольно или невольно - становится лоббистом отечественной мафии»

Если оценивать сегодня драматические, а порой и трагические события, происшедшие за последние три-четыре года в нашей стране, поневоле задаешься вопросами, острота и накал которых все более возрастают.

Что проглядело  общество за разгулом насилия в Сумгаите, Фергане, Тбилиси, Баку, Нагорном Карабахе, Прибалтике? Как стала возможной ситуация, когда лозунги о построении правового государства, столь сладко звучавшие поначалу, на практике обернулись правовым «беспределом»? Какие миражи приняла страна за явь, а вполне объективные процессы зачислила в обманную зыбкость «пустынного марева»?

Поиск ответов на эти нелегкие вопросы может стать ключевым для прояснения не только чисто юридических, но и социально-экономических аспектов проблем, вставших перед нашим обществом в постперестроечные времена. Мой вариант ответа кому-то может показаться традиционно-тривиальным, даже банальным, но я настойчиво констатирую, более того, утверждаю: одной из коренных причин провалов в государственной политике стала проблема разросшейся, словно раковая опухоль, организованной преступности.

Неутешителен и ближайший прогноз: в условиях развала СССР и неустойчивости, «развитости» структур СНГ, разрушенных отраслевых, межпроизводственных и территориальных связей, чехарды законов, регулирующих хозяйственную деятельность в ныне независимых государствах содружества, организованная преступность может стать доминирующим фактором дальнейшей дестабилизации экономического и социального бытия общества.

Очевидные тенденции к этому уже наметились: идет открытая легализация ранее скрытых институциональных теневых Экономических структур через товарные биржи, торговые и валютные, аукционы, рынок жилья, коммерческие банки, совместные •, предприятия и т. п.

Зарождающиеся конструкции рыночной экономии .и приобретают все более ярко выраженный криминогенный характер.

Тому есть убедительные свидетельства. Годовой оборот (объем) теневой экономики по состоянию на конец прошлого — начало нынешнего года можно умеренно оценить в 110—130 миллиардов рублей против 70—90 миллиардов рублей в начальные годы экономической, реформы» (1987—1988 гг.). И эти темпы, эта динамика нарастания экономических преступлений, в том числе в организованных формах, еще не предел. В случав, если теневая политическая, в том числе парламентская, власть будет по-прежнему блокировать решения и конкретные способы борьбы с преступностью в сфере экономики, масштабы «черного рынка» возрастут до 170—200 миллиардов в год. А то, что такая тихая блокада вполне возможна, сомнений не вызывает — заангажированность многих политиков становится чуть ли не откровенной.

Отмывание грязных теневых капиталов уже идет, а в ближайшие месяцы и годы оно может стать главным направлением нелегальных экономических операций. По нашей оценке, на приобретение (на правах как частной, так и акционерной собственности) действующих производственных мощностей только в Российской Федерации теневым бизнесом уже на первом этапе приватизации будет вложено средств на сумму около 50 миллиардов рублей. И если учитывать, что общая величина доходов федеративного бюджета от приватизации основных фондов народного хозяйства России намечается на уровне 90—92 миллиардов рублей, то следует неизбежный вывод о том, что российское правительство — вольно или невольно — становится лоббистом отечественной мафии.

Для наших предприимчивых мафиози существенный эффект от приватизации принесет не только крупномасштабная легализация накопленных денежных ресурсов. Не менее важным с точки зрения долгосрочных планов криминалитета явится отныне естественным образом налаживаемый тотальный контроль над недвижимостью: зданиями, помещениями, оборудованием, а самое главное — землей. В перспективном плане весьма существенна и другая опасность. Скупка криминальными, структурами действующих предприятий по сути дела автоматически отдает в их собственность значительные территории городов и пригородов, и, стало быть, нарождающийся независимый, честный бизнес может попасть под монопольный контроль и регулирование со стороны организованной преступности. Не потому ли со стороны определенных кругов в. Москве, •Санкт-Петербурге и других городах столь стремительны были шаги по незаконной передаче им прав на владение, распоряжение и управление буквально целыми территориями? Скажем, в рамках создания пресловутого УКОСО в Октябрьском районе столицы в собственность этой организации по решению «отцов города» было передано зданий и помещений общей площадью около 4,2 Миллиона квадратных метров, из которых 3,5 миллиона квадратных метров — площадь жилых домов.

Значительно более вяло протекает процесс «освоения» теневой экономикой сферы создания новых производств. И это вполне объяснимо — неустойчивость политической ситуации, неопределенность будущего, быстро развивающаяся инфляция Делают эту инвестиционную область зоной повышенного риска. Имеются и особые приоритеты — создание всякого рода посреднических фирм и организаций, где «правят бал» многочисленные биржи, организация банков и сверхприбыльных видов теневого бизнеса вроде торговли антиквариатом, шоу-бизнеса, казино, нарко- и порнобизнеса, а так: же подпольное производство оружия.

Наметилось проникновение «теневиков» во внешнеэкономические структуры, что постепенно ведет к формированию мощных преступных межгосударственных сообществ. Словом, разрастание зон и масштабов действия теневого капитала — опять-таки даже по самым умеренным оценкам — позволяет "сказать, "что в "ближайшие годы им будет контролироваться до 30—40 процентов производимого в СНГ валового национального продукта.

Энергичная нацеленность криминальных структур на легкие и большие прибыли неизбежно вызывает углубление кризиса в экономике. Увеличатся диспропорции в развитии народного хозяйства, угрожающе будут нарастать сбои в работе предприятий и учреждений, ранее подпитываемых из бюджета, обострится социальная ситуация. . Крупномасштабная безработица и гиперинфляция, которые заложены в схеме антикризисной программы российского правительства, чрезвычайно быстрая поляризация населения по уровню денежных доходов, рост преступности — все это не может не сказаться на социальном климате в обществе. Глухая борьба подпольных кланов по-прежнему будет проявлять себя в эскалации межнациональных и внутрирегиональных конфликтов, становясь в ряде случаев основной материальной базой военных противостояний.

Прогноз мой, к сожалению, пессимистичен, но реальные процессы, происходящие в сфере теневой организованной преступности, таковы, что эту опасность надо оценивать по максимальной шкале. И бороться с нею надо во всеоружии знания. Залогом же преодоления этих чрезвычайно опасных тенденций может стать лишь формирование правительства и в целом государственной власти, которые бы поставили во главу угла задачу обеспечения национальной безопасности, действия законов, помогающих становлению честного, производительного бизнеса и ограждающих от экономического и уголовного произвола все население страны.

Татьяна КОРЯГИНА.