Публикации за 1991 год
«Московская правда» 24 июля 1991 года.

"НЕ ОТКРЫВАЙТЕ ДВЕРЬ ПИНКОМ!"

— призывает народный депутат РСФСР, известный экономист Татьяна Ивановна Корягина.

Т. Корягина является членом Совета директоров Института социального развития ООН. Только что она вернулась с традиционного ежегодного совещания, проходившего в Женеве. Вместе с девятью другими входящими в совет специалистами, представляющими все континенты, она анализировала наиболее актуальные социально-экономические проблемы которые волнуют сегодня мир..

— Проблемы голода, обилия нищих, расслоения общества на бедных и богатых — вот главные темы наших дискуссий. И если прежде мы, представители "соцлагеря", в подобных разговорах участвовали чисто теоретически, делая вид, что беспокоимся лишь о чужих бедах, то теперь не скрываем: острота социальных проблем у нас выше, чем во многих других регионах мира.

События, происходящие в Восточной Европе, в СССР, на нынешней встрече в Женеве обсуждались особо. Речь даже /ила о создании временного научного коллектива, который проанализировал бы оптимальные варианты перехода от традиционной для пас экономики к новой. На этом фоне специально рассматривались такие вопросы, как приватизация, будущее Союза, обеспечение человека достойными условиями жизни. Последнее из упомянутых обстоятельств представляет особый интерес, если всерьез говорить о выводе страны из кризиса. Специалисты прекрасно знают, насколько тесно связаны социально-бытовые характеристики жизни людей не только с показателями экономической сферы, но и с межнациональными отношениями, рядом других тревожных явлений.

— Мысль, ставшая тривиальной: пустые полки магазинов становятся детонатором социальных, этнических, политических взрывов...

— Об этих взрывах, о нашей сложнейшей ситуации мы говорили на встрече много. Характерно, что многие коллеги просто не могут понять, что произошло в СССР за последние шесть лет. Они склоняются к тому мнению, которое я высказывала уже неоднократно: помимо естественных, объективно возникших компонентов, кризис в нашей стране имеет и искусственные. Произошло навязанное определенными силами разваливание экономики, финансовой системы. А следом неизбежно и разрушение государственной системы.

То есть, воспользовавшись известными политическими реформами, свободами, заинтересованные группы стремят: я решить собственные задачи?

— Нет, не совсем так. Через разваливание экономики, нагнетание этнических конфликтов разваливается государственность. Директор института, крупнейший ученый из Индии, даже говорил о секретных службах, поработавших в этом направлении. Участвуя в дискуссиях, я сказала, что мне неизвестна роль наших спецслужб во внутренних конфликтах, но деятельность зарубежных разведок просматривается, на мой взгляд, явно. И надо сказать, что сразу после этого ко мне подойти коллеги из Африки, с Ближнего Востока, чтобы выразить поддержку и поделиться собственным опытом на сей счет...

— Вернемся все же к проблемам экономическим. Сейчас много говорят о новых программах вывода России, СССР из кризиса. Вновь на первый план вышло имя Г.Явлинского. Какова ваша оценка?

— Начну с того, что мне странно слышать заявления Г.Явлинского о том, что он, как экономист, лишь разрабатывает программу, а реализация ее — дело политиков. Но ведь речь идет об изменении форм собственности — а это уже само по себе явление, процесс политического характера. Да и вообще — есть ли в мире "чистая" экономика? На самом деле, по моему убеждению, была и есть политическая экономия. Стержень нашумевшей программы "500 дней" был авантюристическим, поскольку невозможно только через кредитно-финансовый механизм ликвидировать глобальный экономический кризис в стране. Да и потом, о каких бы реформах в экономической сфере мы ни говорили, возникает вопрос о том, кто будет руководить их проведением и чьи имущественные интересы будут представлять, отстаивать эти руководители. Этично ли было поднимать широкие массы населения на поддержку этой программы? Вопрос отнюдь не частный.

И второй, уже чисто профессиональный момент. Разве можно всерьез насытить потребительский рынок только кредитно-финансовыми мерами да закрытием убыточных предприятий? Откуда возьмется необходимая стране товарная масса? Разве "высвобождение" цен уже не показало, что и этот путь не прибавляет товаров на магазинных полках?

Неужели кому-то неясно, что нельзя открывать дверь пинком, когда идешь к цивилизованному рынку? И потом, ясно, что такие явления, как милитаризация, монополизация экономики, в 500 и даже тысячу дней не преодолеешь. Кстати, и по этой части западные коллеги высказывают аналогичные суждения.

— Ну, а что же нам делать? "500 дней", отшумев, слетели с политического календаря, уже и новые предложения, новые программы устаревают на глазах. Есть в каждой разработке слабые стороны. Есть наивность и витание в облаках. Но время-то уходит, а кризис не остановлен, вопреки обещаниям и даже некоторым статистическим упражнениям Кабинета министров.

— Если говорить о глобальной стратегии, то необходимы, на мой взгляд, структурная перестройка народного хозяйства и параллельно — перестройка форм собственности. Но сразу оговорюсь: выступаю за то, что революционность, с которой связана крупная переориентация секторов народного хозяйства, должна сопровождаться революцией в отношении к частной собственности. И все эти сложнейшие процессы мы должны видеть, понимать в контексте старой нашей экономики.

Я всегда критиковала эту квазиэкономику, которая строилась не на достижениях настоящей экономической науки, а по традициям льгсенковщины. По нельзя же в одночасье выпрыгнуть из старой одежды и впрыгнуть в новую. Тут ближе к оптимальному метод змеи — новая кожа прорастает на ней постепенно, начиная с клеточки. А уж потом сбрасывается старая...

— Часто используется иной образ. Говорят о пропасти, которую нельзя преодолеть в два прыжка. Правда, неясно, можно ли в один...

— Честно говоря, симпатизирую Василию Селюнину, отдавая должное его уму, непосредственности. Но образ он выбрал неудачный. Пропасти не преодолеваются ни в один, ни в два прыжка. Увы, такова жизнь. Если человек прыгает через пропасть, он оказывается на дне ее гораздо чаще, чем хотелось бы путникам. Тут скорее надо бы говорить о необходимости перелетать пропасть либо искать обходной путь.

— Или строить мост?

— Это было бы идеально. Но такое строительство — дело очень тяжелое и долгое.

Стало быть, как в том замечательном фильме Р.Быкова

пели симпатичные пираты, "нормальные герои всегда идут и обход?

— Знаете, и нашем случае — это действительно героизм. Но надо видеть нет,. Точно представить себе, к чему стремишься. Еще Сенека учил нас видеть гавань, к которой плывем.

Конечно, было бы замечательно ворваться в лоно цивилизованной мировой экономики, одним махом встроиться в структуру международных хозяйственных связей Но если впереди рифы, скалы, зачем рваться напрямик? Не вернее ли воспользоваться лоцией. Да. времени потратим больше. Но и крушения избежим. И приплывем-таки в желанную гавань. В данном случае к нормальной экономике, достойной жизни. Нас, сторонников рыночной экономики — я не говорю, конечно, об оппонентах из лагеря Нины Андреевой, твердящих, что после Сталина все стало плохо, разделяет сейчас подход к тому, как идти к желанной цели. Скажем, достаточно ясна моя позиция и позиция Г.Явлинского. Он говорит: надо прыгать. Я предпочитают не Столь резкий, а скорее "мягкий" скачок, вариант, учитывающий инерцию традиционных экономических представлений и связей. Я, в отличие от некоторых своих оппонентов, перечисляю гораздо большее количество рифов, не закрываю на них глаза, не игнорирую подводных течений. И это не только честнее, но и практичнее, если хочешь действительно вывести из тяжелой ситуации огромную, систему.

Возвращаясь к дискуссиям в Женеве, хочу поделиться еще одним наблюдением. Западные специалисты хватаются за голову, когда видят, как легко мы рассуждаем о таком страшном и сложнейшем явлении, как безработица. Они на собственном опыте знают, как трудно добиться сдвижки даже на долю процента в лучшую сторону положения с занятостью населения. Там рост количества безработных на два-три пункта может вызвать правительственный кризис, а то и переворот. А мы легко жонглируем цифрами, рассуждая, будет ли у нас 30 миллионов безработных, а может, и сорок.

Возьмем Москву или Ленинград — чуть не половину промышленности затронет конверсия. Что такое Зеленоград, за будущее которого я сейчас бьюсь изо всех сил, — он ведь вообще может стать городом безработных. Так что — благо конверсия или беда? Надо разворачивать незамедлительно государственную программу создания рабочих мест, если мы, конечно, ответственные политики. Тогда и демилитаризация экономики перестанет быть угрозой миллионам судеб. Ведь несерьезно делать ставку на пособие по безработице. Во-первых, оно стремительно обесценивается. Во-вторых, не ясно, найдется ли достаточно денег, чтобы платить всем жаждущим. В-третьих, чиновники постараются максимально затруднить получение этих пособий — такие жалобы есть уже и сейчас.

— В последнее время вас довольно часто критикуют бывшие соратники, обвиняют чуть не в измене демократическим идеям.

— Не только критикуют. Чувствую давление и по политической линии. Даже избирателей настраивают против меня. Но вот увидите: пройдет совсем немного времени, и будут предъявлять претензии не мне, а тем, кто молчал или поддакивал сегодня. Зная о болезни, преступно не предпринимать ничего для борьбы с ней. А прогноз ныне может быть только такой: развитие нынешних тенденций кончится очень плохо.

Именно поэтому я не приемлю путь резких переустройств, который сейчас предлагается и на российском, и на московском уровнях. Тут больше ускорения болезненных процессов, чем их устранения. Нужны экономические эволюционные меры. И в этом плане мне кажутся очень важными ростки новой экономики, которые появляются у нас в последнее время.

Среди них, безусловно, биржевое движение. Без биржи немыслима рыночная экономика. Движение ценных бумаг, материально-технических ресурсов по всем законам науки — тоже.

Но и тут предостерегла бы от излишней эйфории. Бумаги бумагами, капиталы капиталами. Однако для оздоровления экономики нужна прежде всего продукция промышленного и сельского хозяйства. Нужны машины, современное оборудование. Товары народного потребления. Как бы нам не свести все к перераспределению капитала, концентрации его у новых групп предпринимателей, к тому, что в проигрыше окажется главная фигура — производитель.

— Но такие явления наблюдались и до возрождения бирж в России... К тому же сама биржа — например, РТСБ — не наживается на операциях, оставляя себе мизерную часть средств для содержания сотрудников и спонсорства по гуманитарной и культурной линиям...

— Не стану спорить, подчеркну только, что тут важны четкий контроль и честность биржевиков, а также мудрость властей, которым надо использовать новые структуры во благо удается не всегда. Скажем, полый Закон о цепных бумагах и фондовых биржах только в общем плане может быть оценен позитивно — направление выбрано верное. Но ряд его слабостей может послужить развитию тех недобрых тенденций, о которых мы уже говорили.

Ну, а возвращаясь к бирже, хочу отметить, что очень важным считаю становление клюй структуры, обучение новых людей в отечественной экономике. Они крайне нужны — и овладение новым понятийным аппаратом поможет им быстрее, чем другим, освоить требования грядущего рынка.

— А если говорить все же о сути тех задач, которые способно выполнить биржевое движение? Не секрет, что распределительно-фондовая система Госснаба стала тормозом, одной из причин кризиса. Разве не против нее направлена активность бирж?

— Я спорю не с этим. А с подходом "или-или". Нельзя в одночасье заменить пусть и устаревший Госснаб молодой биржей. Здесь, как в любом масштабном и многоплановом деле, нужно поэтапное движение вперед. Иначе можно не оздоровлению, а краху экономики помочь своей кипучей деятельностью. Но в таком случае вместе с экономикой рухнут и биржи...

Я бы говорила о том, что в идеале требуется разумное правительство, способное верно оценить необходимость бирж и сложность нынешней системы торгово-снаб-женческой деятельности, а затем поддерживая биржи и реформируя госснабовскую систему, найти их оптимальное сочетание. Иначе как бы нам не подыграть тем двум тысячам предприятий-монополистов, которые воспользуются услугами брокеров для упрочения своих позиции.

Рифов много и здесь. Расширение сети бирж чревато возникновением "теневой наценки" на те товары, которые будут стремиться заполучить те или иные биржи на свои торги. Другие трудности тоже известны — и экономистам, и биржевикам.

Ну, а в заключение вернусь к женевской встрече. Ее участники сошлись во мнении, что без гражданского согласия невозможно движение вперед, немыслимы экономические реформы. В этом плане могу только согласиться с мнением уважаемой мною в профессиональном отношении К.Прунскене, которая в недавнем интервью критиковала В.Ландсбергиса и утверждала: только в согласии, сотрудничестве с Центром можно в будущем привести Литву к независимости. Это касается всех. И это справедливо не только для регионов, но и для людей. Согласие и разумное реформирование, а не прыжки через пропасть приведут нас к прогрессу.