spacer.png, 0 kB
spacer.png, 0 kB
Главная arrow Архив arrow Предпосылки переноса кризисных явлений в мировой экономике в Россию и прогноз суверенного дефолта РФ
Предпосылки переноса кризисных явлений в мировой экономике в Россию и прогноз суверенного дефолта РФ | Печать |
ПРЕДПОСЫЛКИ ПЕРЕНОСА КРИЗИСНЫХ ЯВЛЕНИЙ В МИРОВОЙ ЭКОНОМИКИ В РОССИЮ И ПРОГНОЗ СУВЕРЕННОГО ДЕФОЛТА РФ. Март 1998г.   Развитие экономических и политических механизмов развитых стран мира за последние два века (и особенно во второй половине XX столетия) привело к концентрации в руках относительно немногочисленной мировой финансовой олигархии огромной массы денежно-финансовых ресурсов (включая разнообразные дериваты) и титулов собственности в десятки раз превосходящей мировой валовый продукт.  Владение сложившимися механизмами (наряду с огромными богатствами) стало важнейшим оружием в руках олигархии, позволяющим ей обеспечивать и укреплять свое господство, решать периодически возникающие проблемы и справляться с трудностями политического, информационно-идеологического и т.п. характера.  Противостоять этому “финансовому оружию”, а тем более добиться экономических и политических успехов, сейчас может только государство, овладевшее этим оружием, т.е. имеющее опытные кадры банкиров и финансистов и соответствующие действующие структуры.
Это лишний раз со всей наглядностью выявилось во время нынешнего финансового кризиса.  Гарантировать сравнительную безопасность от стихийных и рукотворных финансовых бурь может только страна:
а) с комплексной структурой взаимодополняющих производств, способная в кризисных ситуациях самостоятельно обеспечить продолжение производственного процесса и элементарные потребности населения;
б) сумевшая не допустить чрезмерной встроенности своей внутренней финансовой и экономической системы в мировую, кризисной зависимости от иностранных кредитов и инвесторов, валютных поступлений от экспорта, контроля иностранных банковских и финансовых структур над крупнейшими отечественными банками и т.д.

Контуры потенциально возможного в ближайшей перспективе мирового финансового суперкризиса обуславливают необходимость тщательного анализа, и прогноза на его основе экономической и финансовой ситуации в мире.

События последнего полугодия показывают, что России не имеет права находиться сегодня в роли простого наблюдателя, делая вид, что мировая финансовая буря может, по большому счету, обойти ее стороной.

Настоящие аналитико-прогностические материалы следует рассматривать как первоначальный комментарий факторов и последствий мирового финансово-валютного кризиса лета-осени 1997г. для России. При подготовке данного исследования нами был обработан большой массив долговременной и оперативной (конъюнктурной) экономической информации о тенденциях развития мировой экономики и экономики России и хода протекания финансово-валютного кризиса.

Следует отметить апокалиптический характер огромного числа зарубежных публикаций о приближающейся финансовой мировой катастрофе, об обвале экономик отдельных государств, в т.ч. России. В первую очередь, следует указать позицию по данной проблеме известного американского экономиста и политического деятеля Линдона Ларуша, главного оппонента Дж. Сороса в оценках последствий глобализации мировой экономики.

Ведь от того, насколько адекватно реалиям будут оцениваться факторы, обуславливающие кризисные явления, эффективным (или напротив провальным) будет преодоление последствий финансовой катастрофы для России.

Немаловажную роль здесь также играет постановка вопроса: каковы границы возможного искусственного (целенаправленного) воздействия определенных финансовых центров на интенсивность протекания кризисных явлений в пространстве (т.е. в отдельных регионах мира и странах) и во времени?

Аналитические наблюдения. В 1995 году стало наблюдаться стремительное снижение темпов роста мировой экономики. Быстро сокращался темп экономического роста в США. В стагнации оставалась Япония. Франция и Германия двигались практически к нулевому росту и даже спаду.

Скорость экономического процесса в мире пытались поддерживать искусственно, через массу ценных бумаг, через так называемые финансовые дериваты.

Сейчас многие на Западе признают чрезмерно большие размеры деривативного капитала, которым легко непредсказуемо спекулировать. Их рыночная цена зависит не только от колебаний цен товаров, но и от курсов акций, процентных ставок, курсов валют.

В конце 80-х годов стоимость дериватов в 25 раз превышала объем товарооборота на мировых рынках. Мировые объемы дериватов в то время составляли около 12 трлн. долл. И уже только за один год (1989 г.) объем дериватов более чем удвоился. В начале 1997 г. он превысил 100 трлн. руб. Это уже было в 8 раз больше, чем в 1992 году. Сегодня же годовой мировой оборот дериватов (учитывая ничем не ограниченную скорость их обращения) оценивается в один квадрильон (1000 триллионов) долларов. Контроль над ростом дериватов практически утрачен. Разрастание рынка вторичных ценных бумаг в итоге истощает реальный сектор экономики любой, даже самой развитой страны, что, в свою очередь, неизбежно ведет к повышению неустойчивости мировой валютно-финансовой системы.

У независимых экспертов озабоченность начинали вызывать оценки потенциалов национальных экономик развитых капиталистических стран, особенно в связи с сопоставлением последних с накопленными ресурсами транс- и наднациональных банковско-финансовых структур.

Так, анализ экономики США показывает, что Соединение Штаты уже не могут обеспечивать финансирование своих внутренних инвестиций за счет собственных ресурсов. За последние 15 лет США импортировали капитала на сумму порядка 7 трлн. долл. Значительная часть его финансового рынка подпитывалась потоками капитала из Японии. Но даже при этом, США не в силах восстановить свою конкурентоспособность на мировом рынке. Об этом свидетельствует хронический дефицит ее торгового баланса, в особенности с Японией.

Политическое давление США из Японии вынуждало японское правительство создавать у себя обстановку благоприятствующую экспорту капитала, чем осложняло экономическую ситуацию в самой Японии. Суть экономического кризиса в Японии в начале 90-х годов (получившем название “краха экономики мыльного пузыря”) состоял в попытке японских кредиторов удержать банковский процент на очень низком уровне для поддержания уровня инвестиций, в частности, и экспорта капитала. Следствием стал резкий взлет курса акций и цен на землю. И курс акций, и цены на землю далеко оторвались от реальной прибыли и реальной земельной ренты. В результате наступил крах: падение курсов акций и цен на землю почти вдвое. В результате японская банковская система до последнего времени не смогла еще “развязаться” с возникшими в начале 90-х годов неблагоприятными кредитными сделками.

По оценкам экспертов, плохие долги Японии оценивались в начале 1997 года минимально в 200 млрд. долл. Финансовый кризис осени 1997 г. обусловил угрозу невозврата еще целой серии кризисов на сумму в 150-270 млрд. долл., предоставленных японскими банками заемщиками из Юго-Восточной Азии.

Таким образом, стоимость разрешения японского банковского кризиса поздней осенью прошлого года оценивалась примерно в 500 млрд. долл. или около 11% ВВП Японии.

Вышеприведенная информация имеет важнейшее значение для оценки возможного масштаба разрастания финансового кризиса в мире. Дело в том что именно Японии, возможно будет суждено сыграть ключевую роль в формировании новых тенденций в протекании в Юго-Восточной и Восточной Азии валютно-биржевых микро и макрокризисов. Крушение Японии, по оценке Л.Ларуша, на рубеже 97-98гг. могло быть эквивалентно потере 130 трлн. долларов на международных финансовых рынках, в том числе громаднейшей величины американских ценных бумаг (около 500 млрд. долл.), находящихся в японской собственности. Если сценарий финансового краха Японии реализовался бы, то он означал бы начало всеобщей мировой финансово-экономической катастрофы.

Если абстрагироваться от апокалиптических “картин” будущего Л.Ларуша, то обращает на себя внимание позиция отдельных американских аналитических околобанковских кругов по поводу Японии.

Еще осенью 1997 г. два рейтинговых агентства (Moody`s и Standart & Poor`s) объявили, что готовятся снизить кредитный рейтинг практически всех крупных банков Японии.

Совсем недавно - 3 апреля с.г. - японская экономика вновь пережила информационно-банковский удар. Moody`s вновь обусловил свои опасения относительно возможностей Японии отвечать по своим долгам. По мнению Moody`s, в ближайшей перспективе появится необходимость снизить рейтинг Японии и по валютным обязательствам с ААа до АА-. Агентство понизило прогноз кредитного рейтинга Японии и японских банков со “стабильного” на “негативный”.

Другое американское агентство - Bloomberg - указывает, что у 175 японских кредиторов в рискованных ссудах находится порядка 77 трлн. иен, т.е. уже порядка 600 млрд. долл.

Рынок, как и следовало ожидать, воспринял указанную информацию, как сигнал к действию. Иена мгновенно опустилась до рекордного за последние семь лет уровня (с сентября 1991 года). Редко пошел вниз индекс Nikkei, который “свалился” ниже отметки в 16000 пунктов и к закрытию торгов 3 апреля составил 15517,78.

Заявленная агентством нестабильность лучшего мирового заемщика тут же отразилась на займах развивающихся стран. Так, для России весьма болезненным ударом стало снижение российских евробондов в среднем на 0,75%. По оценкам трейдеров, это значительное понижение.

Одновременно в России возникли и другие негативные тренды на валютно-финансовом рынке. Для описания качественно новой стадии финансового кризиса в нашей стране, возникшей буквально на прошедшей неделе, вернемся к Японии и США. Укажем основные тезисы из аргументации американских рейтинговых агентств по поводу ситуации в Стране Восходящего солнца. Во-первых, потенциальное снижение кредитного и валютного рейтингов Японии увязывается экспертами указанных выше американских агентств с обеспокоенностью иностранных инвесторов относительно способности правительства Японии обеспечить экономический рост и сбалансировать фискальную ситуацию в стране. Все планы и проекты, предложения японским правительством до настоящего времени мол не только не принесли ощутимых результатов, но и добавили неопределенности “перспективам роста японской экономики”.

Согласно оценкам экспертов Организации экономического сотрудничества и развития, темпы экономического роста в Японии в 1998 г. составят не минус 0,1%, как ожидалось ранее, а минус 0,3%. По этому показателю Япония оказывается на том же месте, которые эти эксперты пророчествуют России.

Японские специалисты по отечественной экономике и банковские эксперты, “не уходя” от критики современного состояния японской экономики опровергают тотально “черные” прогнозы относительно своего экономического будущего. Они полагают, что у Японии реально сохраняется мощный потенциал для выплат своих долгов. Что же касается рынка японских гособлигаций (доходность по которым возросла в начале апреля с 1,585 до 1,685%) доля иностранцев здесь составляет всего 10%.

Своим шагом американские рейтинговые агентства, по мнению японских экономистов, лишь усугубляют положение японских финансовых институтов в области осуществления иностранных займов.

Но, вполне вероятно, что именно на создание искусственно возросших сложностей для Японии (попутно заметим также как и для России и стран Восточной Азии) и направлена вполне “продуманная” (но безусловно “безответственная”) деятельность американских рейтинговых агентств.

На такого рода выводы наводит анализ ситуации, складывающейся в последние дни в США. Здесь в первые дни апреля наблюдался буквально бум. Так, котировки акций на американском фондовом рынке 2 апреля резко подскочили. Индекс Dow Jones Industrial Average, побив все прежние рекорды, вырос на целых 1,3%, не дотянув 14 пунктов до отметки в 9000 пунктов. Прогнозируется, что до конца этого года индекс Dow Jones перешагнет отметку в 10000 пунктов.

Эксперты не скрывают, что одной из причин “бычьих” настроений на Уолл-Стрит служат азиатский и российский кризисы. Средства, выводимые с японского, корейского, российского и других рынков, вкладываются в настоящие дни не только в американские облигации (их доходность в последние дни значительно снизилась), но и в акции.

Другой важнейшей причиной оживления на американском фондовом рынке стали необычайно благоприятные статистические показатели экономики США за 1997 год и связанные с этим ожидания высоких прибылей ведущих американских корпораций. Кроме того, учетные ставки Федеральной резервной системы уже целый год остаются на уровне в 5,5%. Последний раз они были вновь оставлены без изменений в первых числах апреля.

Объективности ради, отметим, что довольно ощутимая нервозность в финансовых и промышленных кругах Америки сохраняется. Это связано с тем, что никто не может предсказать все негативные последствия для США игры на понижение на рынках Японии, Юго-Восточной Азии и России (добавим, что в марте месяце и в Республике Беларусь). Каким “боком” могут обернуться кризисные события в мире для американской экономики?! Отражением осторожности инвесторов на фондовом рынке США служит то обстоятельство, что в наибольшей степени подорожание ценных бумаг американских компаний происходит для тех из них, чья продукция имеет сбыт вне зависимости от финансовых и промышленных потрясений (в первую очередь, компаний - производителей продуктов питания и лекарств).

Остановимся теперь более подробно на анализе и прогнозе финансовой ситуации в России. Положение на финансовом и валютном рынках в России можно с достаточной мерой условности разделить на три фазы. Первая фаза соотносится с началом (“стартом”) финансово-биржевого кризиса, затронувшим Россию “крылом” после октябрьского биржевого кризиса в США и ноябрьского финансового “землетрясения” в Юго-Восточной Азии. Тогда, осенью 1997 г. Россия оказалась весьма уязвимой от результатов азиатского кризиса. Так, южнокорейские инвесторы, которым потребовались деньги для покрытия убытков, стали распродавать российские еврооблигации, что повлекло снижение их котировок. Курс акций на внутреннем фондовом рынке упал с начала октября на 40 пунктов. Иностранные инвесторы начали распродавать российские ГКО. А в последние ими было вложено от 15 до 20 млрд. долл., что было эквивалентно примерно одной третьей части рынка российских ГКО.

Центробанк пошел на резкое первоначальное повышение ставок рефинансирования (с 21% до 28% годовых) и увеличение нормативов обязательных резервов коммерческих банков в иностранной валюте (в 1,5 раза). Одновременно ЦБ и Сбербанк (под давление Центробанка) начали скупку ГКО - ОТЗ. В декабре котировки госбумаг установились на уровне 30-33% годовых, т.е. вернулись к уровню начала 1997 года.

В целом в результате валютных интервенций и скупки Центробанком госбумаг золотовалютные резервы России сократились с 25 млрд. долл. до 18 млрд. долл. Из оставшихся резервов около 6 млрд. долл. приходилось на золото, которое невозможно быстро продавать.

Вторая фаза кризиса пришлась на январь-февраль и первую половину марта текущего года. Специфика этого периода заключалась в резких перепадах настроений инвесторов и всевозможных экспертов.

Казалось, что к началу 1998 года ситуация стабилизировалась. Но уже в конце января кризис развивался по привычному сценарию. Из госбумаг в январе было выведено 0,5 млрд. долл., а из корпоративных бумаг - почти в 2 раза больше. Доходность ГКО подскочила до 43-45% годовых. Вновь резко возрос спрос на доллары. В конце января спекулянтами, прежде всего иностранными, была вновь предпринята острая атака на рубль. Ответ Центробанка был тем же, что и осенью 1997 г.: рост процентных ставок по кредитам и депозитам. Как итог, сокращение золотовалютных резервов до 16 млрд. долл.

После январского успокоения фондового рынка, февральская ситуация стала характеризоваться как благоприятная. Появились оценки о конце финансового кризиса в России. Ложкой дегтя в “бочке меда” было лишь воспринято намерение агентства Moody`s о возможном снижении рейтинга российских федеральных, региональных, корпоративных и банковских внешних долговых обязательств. К концу февраля (в частности, к моменту приезда в Москву экспертов Moody`s, а также из рейтингового агентства Fitch IBCA) - Центробанк неоднократно стал осуществлять снижение ставок рефинансирования - вначале с 43% до 39%, затем до 36% годовых, а в марте уже до 30% годовых. Аргументировал Центробанк свои шаги тем, что в российской экономике в феврале - марте стали ощущаться “позитивные изменения на финансовом рынке”. По приводимым Сергеем Дубининым, председателем ЦБ РФ, цифрам за период с начала февраля по середину марта приток иностранных денег на рынок ГКО России превысил 2,4 млрд. долл. Доля иностранных инвесторов на рынке ГКО вновь поднялась до 30%. Об активном оживлении заговорили на фондовом рынке. Котировки акций отечественных компаний поползли вверх, возросли объемы операций на некоторых торговых площадках. Даже несмотря на влияние кризиса на нефтяных рынках мира, за первые две недели марта котировки акций российских нефтяных компаний (за редким исключением) оставались примерно на одинаковом уровне. Зато резко выросла электроэнергетика. В среднем за первую половину марта цена этих акций поднялась на 10-15%.

Только за первую декаду марта индекс Российской торговой системы (РТС) повысился на 14,5%, в то время как за весь февраль его прирост составил 8,9%.

Средний дневной оборот в РТС приблизился в этот период до 100 млн. долл. Три четверти всего оборота обеспечивали сделки с акциями 4-х эмитентов: РАО “ЕЭС России”, “ЛУКОЙЛа”, “Мосэнерго” и “Ростелекома”.

Не состоялась до середины марта, девальвация национальной валюты, которой так опасались, хотя устойчивость рубля не оценивалась экспертами высоко.

Цены на гособлигации на внутреннем рынке также пошли вверх с соответствующим снижением доходности.

На внешнем рынке спрэд доходности российских евробондов по отношению к облигациям казначейства США снизился более чем на 100 пунктов. Это свидетельствовало вроде бы о восстановлении доверия иностранных инвесторов к России.

Мажорные настроения о завершении финансового кризиса к концу марта превалировали не только в России, и даже не только в ней, сколько в США. Здесь, агентство Dow Jones & Co объявило о том, что отныне 11 мировых индексов будут составляться по новым спискам акций. Эксперты агентств заявили, что мировой финансовый кризис закончился, в связи с чем возникла необходимость зафиксировать новый расклад сил, исключив из списков многие азиатские компании, в том числе японские. В Японии список компаний, определяющих индекс Dow Jones, уменьшился на 44 единицы.

Делались теоретические предположения, что новые списки исчисления индекса DJ возымеют самые благоприятные последствия для России. Выведенные из Азии деньги придут в нашу страну. Прежде всего это могли быть деньги западных инвестиционных банков, имеющих опыт работы в России.

Данным мажорным планом едва ли суждено сбыться. Новый макроэкономический кризис разразился в первых числах апреля. 3 апреля наступила “медвежья” пятница. И в рублевом и в валютном секторах финансового рынка России в этот день пошла интенсивная игра на понижение.

Как мы отмечали выше, провокационную роль, в первую очередь, на рынке валютных облигаций сыграло событие 2 апреля о снижении прогноза кредитного рейтинга Японии “со стабильного” до “негативного” агентством Moody`s.

Реакция американских инвесторов была мгновенной. В этот же день они стали распродавать не только японские ценные бумаги, но и акции и облигации стран emerging markets, не обойдя своим вниманием и Россию.

В результате рынок “вэбовок” обвалился, когда в Москве была ночь. На следующий день (3 апреля) цена утром облигаций Минфина РФ были на 0,6-0,8 процентных пункта ниже, чем уровень закрытия четверга.

Котировки еврободов снизились на 0,5-0,75 пункта.

Наиболее сильно “пострадали” государственные долги, потерявшие в цене 1-1,3% от номинала.

В середине дня 3 апреля торговля в Москве замерла. Дилеры опасались “открытия” Нью-Йорской биржи. Однако, к счастью, в этот день обвала не произошло, напротив, нерезиденты повели даже активную скупку облигаций.

Не менее бурно проходили 3 апреля торги рублевыми гособлигациями на ММВБ. Была вновь преодолена ставка рефинансирования ЦБ. Доходность по длинным сериям ГКО, в результате активных продаж облигаций, возросла до 31% годовых. Положение было “выправлено” оперативным вмешательством Минфина. Через ЦБ на рынке были выкуплены и досрочно погашены облигации годовых серий ГКО на сумму более 120 млн. руб.

Избавляясь от “длинных” бумаг, дилеры переводили средства в “короткие” серии гособлигаций и на смежные сектора финансового рынка.

В результате избытка рублевых средств курс доллара и на биржевом и на внебиржевом рынках уперся в верхнюю границу валютного коридора (6,13 руб./долл.).

Продолжили 3 апреля свое падение и котировки “голубых фишек”.

Даже повышение мировых цен на нефть, имевшее место 2 апреля, практически не сказалось на позитивной динамике “нефтяных” акций. На торгах ММВБ бумаги “ЛУКОЙЛа” за день упали в цене на 2,1%, “Сургутнефтегаза” - на 5,2%. На 4,7% снизились также бумаги РАО “ЕЭС России”. Лидером же снижения стали в “медвежью” пятницу акции “Норильского никеля”, подешевевшие за день на 5,6%.

Прошедшие после “медвежьей” пятницы торги на РТС сохранили за последние две недели, в основном, отрицательные тренды котировок различных финансовых инструментов. Так, на рынке акций рыночные обороты сохраняются на крайне низком уровне. Банки не рискуют выходить на рынок акций, предпочитая гособлигации и валюту. На рынке же ГКО растут ставки по размещаемым облигациям. Так, по 121-й серии ГКО они могут дойти до 33-34% годовых. Дилеры не исключают, что доходность 21-й серии по цене отсечения достигнет уже и 40% годовых.

Прогнозы и оценки.

Прогнозная оценка на ближайшую перспективу относительно ситуации на финансовом рынке России не выглядит оптимистичной. Данный вывод вытекает не только из негативной нашей оценки реального сегодняшнего положения дел в российской экономике, но и нарастания платежного и бюджетно-финансового кризиса к концу этого года.

Основным фактором усиления депрессивности российской экономики будет выступать, помимо фондового кризиса, мировой нефтяной кризис. Из-за резко упавших мировых цен на нефтяном рынке Россия сегодня ежедневно теряет 24 млн. долларов. Учитывая, что 40% поступлений российского бюджета составляют доходы от топливно-энергетического комплекса, недобор “в казну” в расчете на год может оказаться близким к 60 млрд. долл.

Неблагоприятные тенденции сохранятся с высокой вероятностью и на ряде других сырьевых рынках мира.

Расширяющийся по масштабам и секторам российской экономики процесс банкротства предприятий, угроза дефицита платежного баланса повлияют на величину капитализации фондового рынка, что объективно повлечет за собой новые микрообвалы фондового рынка.

По нашей оценке за счет объективных внутренних и внешних дестабилизующих факторов потери в величине капитализированной стоимости фондового рынка России могут составить от 15 до 20 млрд. долларов (т.е. 15-20% от сегодняшней суммарной капитализированной величины фондового рынка).

Тотальный же макрообвал может произойти в случае осуществления в России целенаправленных спекулятивно-биржевых операций со стороны западных и российских банков, фоном которым будет выступать не утихающий финансовый кризис в Юго-Восточной и Восточной Азии.

В пределе обвал фондового рынка России приведет к потерям, исчисляемым в 70-80 млрд. долл. Произойдет жесткая (по нашим сценарным оценкам: максимально до 5-7 раз и минимально до 2-3 раз) девальвация рубля по отношению к американскому доллару, что обусловит неизбежное крупномасштабное разбалансирование финансово-бюджетной системы страны.

Временным лагами здесь можно будет выделить несколько периодов:
а) произойдет два-три финансовых микрообвала до июня-июля с.г.
б) основная сокрушительная фаза, суперкризиса придется, по нашим оценкам, на осень, когда значительное давление на денежную российскую систему окажет долговая “бомба”, т.е. суммарная величина быстро возросших за ближайшее полугодие неплатежей предприятий и долгов бюджета населению и производству (в основном, бюджетной сфере).

16 апреля 1998 г.

 
« Пред.   След. »
spacer.png, 0 kB
spacer.png, 0 kB