spacer.png, 0 kB
spacer.png, 0 kB
Главная arrow Статьи arrow Современная многоярусная экономика и экономическая теория
| Печать |

Волконский В.А., Корягина Т.И.

Современная многоярусная экономика и экономическая теория*

М., Институт экономических стратегий РАН, 2006.
От авторов. Данный материал представляет собой краткую аннотацию монографии (собственно аннотацию и введение книги) и полное ее содержание с количественным отражением параграфов и глав.
Полная перепечатка монографии лежит в компетенции издателя.
Содержание
  • Введение 3
  • Раздел 1. Конкуренция и сегментация экономической системы. Теория и реальность.
  • 1.1. Экономический "закон сохранения". 11
  • 1.2. Чем объяснить различия норм прибыли?
  • 1.3. Монополизм и экономическая теория. Многоярусная экономика.
  • 1.4. Рентные доходы в структуре многоярусной экономики.
  • Раздел 2. Государство в современной экономике.
  • 2.1. Государство - экономический субъект особого типа.
  • 2.2.Роль государства и права в создании капитала._Toc106058265
  • 2.3.Внутри "стеклянного колпака". Борьба за конкуренции.
  • 2.4.Вне "стеклянного колпака". Центр и Периферия.
  • 2.5.Борьба теоретическая или идеологическая?,
  • Раздел 3.Некоторые механизмы формирования финансовых потоков и их роль в разрушении российской экономики.
  • 3.1.О влиянии ценовых диспаритетов (иллюстрация с помощью межотрпслевой модели).
  • 3.2. Юридическая собственность и реальный контроль.
  • 3.3. Кто распоряжается прибылью компании?
  • Раздел 4. Тенденции развития многоярусной экономики и их оценки.
  • Литература

Неоклассическая теория, занимающая до сих пор господствующее положение в мировой экономической науке, основана на бескоалиционной модели конкурентного равновесия. В этой концепции также, как в классической политэкономии существуют законы сохранения стоимости, принцип выравнивания нормы прибыли, согласно которым цена товара определятся количеством материальных, трудовых и капитальных ресурсов, затраченных на его производство. Эти принципы все меньше соответствуют реальностям мировой экономики. Механизмы и зависимости, характерные для конкурентной концепции, играют все меньшую роль в функционировании и развитии мировой экономической системы, уступая место росту монополизма, барьерам между сегментами рынка и секторами экономики. Факторы и механизмы создания таких барьеров имеют разнообразную, чаще не экономическую природу. Чисто рыночные силы обычно не в состоянии преодолеть диспаритеты и «институциональные ловушки», в которые попадают депрессивные сектора, сегменты экономики и целые страны. Эти задачи обязано решать государство. В новейшей истории наиболее значимая линия конфронтации - борьба за статус и роль государства: будет ли оно выразителем интересов страны и ее экономики или инструментом в руках транснациональных корпораций и крупнейших финансовых групп.

Краткое содержание.

Тот корпус знаний, который составляет главную часть мировой экономической науки и содержания учебников по экономике базируется на исключительно красивой и логически совершенной концепции конкурентного рынка. Недаром модели конкурентного равновесия и связанные с ними исследования часто рассматривают как математическую дисциплину подобно математической физике. В основе классической политэкономии лежит теория цены, построенная по аналогии с естественно-научными законами сохранения. "Экономический закон сохранения" гласит, что, как и положено для любой замкнутой системы в состоянии равновесия, результат процесса (в данном случае результат процесса производства есть цена товара) равен сумме ресурсов, вовлеченных в процесс. Математически доказано, что модели конкурентного равновесия обладают великолепными свойствами. Состояние равновесия является устойчивым: будучи выведенной из состояния равновесия система в него возвращается. В случае, если общество рассматривать как единого потребителя, состояние рыночного равновесия совпадает с состоянием оптимума - наилучшего использования имеющихся ресурсов.

Вполне возможно, что в XVIII-IX веках, когда закладывались основы экономической науки, теория и модели конкурентного равновесия отражали главные черты экономической реальности. Очевидно, что в настоящее время и всегда их выводы будут справедливы, ... если выполняются исходные предположения, аксиомы теории. Однако похоже, что неуклонно сужается то поле, где выполняются эти исходные постулаты (замкнутость системы, отсутствие барьеров, препятствующих свободному перетоку ресурсов и т.д.). Реальность утекла их-под описывающей ее теории.

Чтобы рыночная конкуренция проявила свои оптимизирующие свойства, вырабатываемые ею цены должны приближаться к двойственным оценкам (или оптимальным ценам) соответствующей задачи оптимизации, т.е. тем ценам, которые соответствуют совершенной конкуренции. Это условие бескоалиционности соответствующей игры: цены выбираются игроками, независимыми от производителей и потребителей. Цены совершенной конкуренции нередко фигурируют в теоретических работах как нормативный уровень цены, от которого отклоняются реальные (в той или иной степени монопольные) цены. Кажется можно и в целом о концепции конкурентного равновесия сказать, что она сохранила свое значение как нормативная теория, но не как отражение реальности. Джоан Робинсон пишет: "Исследование закономерностей экономической теории принято начинать рассмотрением условий совершенной конкуренции, трактуя затем монополию как особый случай... Правильнее начинать исследование рассмотрением монополии, трактуя затем условия совершенной конкуренции как особый случай" [7, с. 400].

Уже в начале ХХ века Р.Гильфердинг и В.И.Ленин констатировали, что капитализм стал монополистическим капитализмом. Однако еще долгое время (в значительной мере и до сих пор) либеральная экономическая наука рассматривала монополизм скорее как досадное исключение, искажающее общее правило - правило свободной конкуренции, выравнивающей условия экономической деятельности. В реальности же правилом давно стало более сильное влияние на финансовые результаты монополизма, ограничений, порождающих ренту или "квазиренту", барьеров, сегментирующих рынки («коллективный монополизм") - по сравнению с легальной конкуренцией.

Необходимое условие устойчивости состояния конкурентного равновесия и оптимизирующих свойств рынка - выравнивание норм прибыли. Давно доказано на основе многочисленных статистических исследований, что в межотраслевом разрезе выравнивания не происходит. Отраслевые показатели рентабельности (и к капиталу, и к себестоимости) характеризуются большими (в несколько раз, или даже на порядок) и устойчивыми различиями (см. п.1.2).

Еще большие различия в средней норме прибыли, чем межотраслевые, характеризуют группы предприятий и компаний, выпускающих один и тот же товар, но локализованных в разных странах (диспаритет цен). В бедных странах существует огромный разрыв в рентабельности секторов, ориентированных на обслуживание внутреннего рынка и на экспорт (см.п.1.4).

Согласно господствующей экономической теории, главным орудием конкурентной борьбы является создание более совершенных и качественных изделий или применение более экономичных технологий производства. Однако возможности завоевать и поддерживать доминирующее положение на рынках, положение «вне конкуренции», приносящее часто более весомую добавочную прибыль, достигаются далеко не только этими «собственно экономическими» методами. Барьеры, устраняющие конкурентов, могут иметь самую разную природу. Это может быть и близость к власти, и лоббирование определенных вариантов законодательства (вспомним принятие в России законов по соглашениям о разделе продукции в период правительства "младо-реформаторов" в середине 90-х годов), и информационную асимметрию, способность воздействовать на массовый спрос, и неразвитость финансово-посреднических структур, не говоря уже о теневых и прямо криминальных методах.

В реальной жизни легальная, собственно экономическая конкуренция уже не играет главной, определяющей роли, не занимает того места, которое отводит ей экономическая теория. Она постепенно становится редким экзотическим цветком, который нуждается в условиях определенной температуры и влажности. Она действует обычно лишь под крышей сильного государства, которое поддерживает эти условия и выращивает конкурентоспособные компании. Часто сама конкуренция принимает характер конкуренции за право стать монополистом.

В настоящее время все более актуальным и, главное, более плодотворным как в теории, так и для практических приложений экономической науки становится исследование не экономики конкретных рынков и отраслей производства, а именно этих барьеров и механизмов их поддержания или устранения.

Отрасли и сектора хозяйства обычно устойчиво делятся на две группы: 1) отрасли монопольной или олигопольной структуры, где большая часть рынка контролируется одной или несколькими крупными компаниями, и 2) отрасли, состоящие из большого числа малых и средних фирм, для которых характерна совершенная или монополистическая конкуренция. Точнее, они устойчиво тяготеют к тому или иному полюсу. В отраслях первой группы, как правило, гораздо более высокий уровень рентабельности капитала и оплаты труда. К ним относятся отрасли, контролирующие основные финансовые потоки в стране. Отрасли второй группы, наоборот, часто оказываются низкорентабельными или даже убыточными. Их называют депрессивными, они пользуются государственной поддержкой, поскольку их товары и услуги необходимы населению или экономике. Хрестоматийным примером служит фермерское сельское хозяйство. В последние десятилетия во всех развитых странах реализуется широкая программа поддержки малого и среднего предпринимательства в промышленности и секторе услуг (см., напр. 11). В экономической науке такое различие обозначают как диспаритет цен.

В целом современная картина мировой экономической системы радикально отличается от картины XIX и тем более XVIII веков, когда закладывались основы теорий рыночной экономики. Экономика стала многоярусной. На верхнем уровне располагаются гигантские транснациональные корпорации (ТНК) и финансовые группы - субъекты высшего ранга, определяющие глобальную экономическую структуру мира. Сюда же относятся экономически влиятельные государственные образования - США, Япония, страны Западной Европы. На более низких уровнях иерархии располагаются крупные национальные компании. Затем идут средние и мелкие предприятия, вплоть до индивидуальных фирм и наших челноков.

Наиболее высокие барьеры не межотраслевые или межстрановые, а именно барьеры между ярусами этой иерархии. Смешно говорить о конкуренции между "Дженерал Моторз" и владельцем автомастерской. (Смешно - если за спиной одиночки не стоит другая крупная компания или данную область деятельности не опекает государство). Именно крупные корпорации, образующие олигопольные или монопольные структуры в основных промышленных отраслях, и долгосрочные соглашения между ними (формальные или неформальные) составляют тот каркас, который совместно с государством играет основную роль в обеспечении экономической стабильности в развитых странах.

Если крупнейшие транснациональные и национальные компании и финансовые группы борются за экономический и политический контроль над миром (в частности и с крупнейшими государствами), то малые (а в периферийных странах - и средние) фирмы нуждаются в поддержке и покровительстве для своего выживания. Теперь уже всеми признана, если не в официальной идеологии, то на практике, необходимость совершенно разного отношения государства к крупным и малым предприятиям. Конкуренция действует лишь постольку, поскольку это допускают субъекты более высокого яруса. Однако, похоже, что признавая этот факт, приходится расстаться с представлением о цене, величина которой определяется такими объективными факторами, как господствующие технологии производства, квалификация работников, географические условия и т.п. Соотношения важнейших параметров, определяющих систему цен и ее динамику, становятся в значительной мере результатом игры между относительно немногими игроками высших уровней многоярусной экономической иерархии. Конкуренция все чаще становится конкуренцией за право быть монополистом и ведется она часто вовсе не экономическими методами.

Огромные возможности крупнейших корпораций и финансово-промышленных групп позволяют им при необходимости преодолеть межотраслевые и межстрановые барьеры, внедряться в новые высокодоходные сферы деятельности или создать новые предприятия в странах с низкими издержками производства. Их финансовое положение не определяется только тем сегментом рынка (отраслью, страной), к которой они "привязаны". Этого нельзя сказать о малых и средних фирмах. На низших уровнях монополистической иерархии фирмы (предприятия), как правило, не обладают такой мобильностью, и их рентабельность, их доходность в решающей степени определяется параметрами той отрасли и той страны, т.е. того сегмента рынка, к которому фирма привязана происхождением своих руководителей, профилем своих производственных фондов и т.д. Способности и активность менеджеров и собственников играют второстепенную роль. Поэтому объяснение тяжелого положения, скажем, российского предприятия, не имеющего возможности выйти на экспортные рынки, неконкурентоспособностью его директора или собственника оказывается несостоятельным. Если уместно здесь говорить о неконкурентоспособности, то это скорее неконкурентоспособность государства или всего общества.

В XIX веке, когда жил К.Маркс, он мог объяснять разрыв между богатыми и бедными наличием у представителей богатого класса капитала, которого лишены наемные работники. Сейчас положение изменилось (в частности, потому, что в незападных странах появился свой национальный капитал). Основные линии разрыва проходят между крупными (в основном, транснациональными компаниями), с одной стороны, и мелкими и средними фирмами, - с другой, а также между странами экономического Центра и Периферией.

Важнейшим последствием усиления монополистических структур становится неспособность рыночных, конкурентных сил обеспечить возвращение системы к состоянию равновесия и стабильности. Свойства конкурентной системы возвращаться к равновесному состоянию основано на предположении, что превышении цены товара над предельными затратами на его производство (сверхнормативная прибыль) ведет к увеличению производства, снижению его цены (и предельной полезности для потребителя) и росту предельных затрат. До тех пор, пока цена не станет равной предельным затратам, т.е. пока не произойдет выравнивание норм прибыли. Как говорят кибернетики, образуется контур отрицательной обратной связи.

В случае монопольного рынка этот контур разрывается: превышение цены над затратами не ведет к росту производства, сверхприбыль просто изымается из сферы производства или направляется на укрепление барьеров, обеспечивающих монопольное положение компании, или на стимулирование спроса и сверхприбыли (без роста производства). Выравнивание норм прибыли не происходит (контур обратной связи разорван) или даже сверхприбыль возрастает (образуется контур положительной обратной связи).

Типичный пример положительной обратной связи (и нарушения стабилизирующих свойств конкурентного рынка) дают спекулятивные технологии на финансовом рынке, не связанном с реальным производством. Если удается чисто информационными средствами обеспечить приток инвестиций в покупку акций определенных компаний и соответственно рост стоимости этих акций, это не ведет к росту производства какого-либо товара и к снижению доходности дополнительных вложений. Наоборот, рост стоимости акций повышает привлекательность дополнительных вложений (они могут быть связаны и с увеличением дивидендов). Возникает положительная обратная связь. Растут финансовые пирамиды, многие из которых являются "мыльными пузырями", увеличивающими вероятность банкротств и кризисов.

В книге дано описание ряда барьеров, порождающих наиболее значимые ценовые и финансовые разрывы между различными секторами современной экономики.

Большие различия между разными секторами экономики и сегментами рынка в нормах прибыли, предсказуемости и других условиях часто вызывает социальные конфликты и препятствия для экономического развития. Депрессивные отрасли экономики и целые страны нередко попадают в ситуацию "институциональной ловушки", или порочного круга "бедность - неэффективность". Эти порочные круги можно схематически описать так: низкая рентабельность - отсутствие инвестиций, нехватка управленческих кадров - снижение эффективности - низкая рентабельность. В такие ситуации могут попадать отрасли, продукция которых необходима населению и народному хозяйству (наиболее изученный пример - сельское хозяйство), а также целые страны. Чисто рыночные силы часто не могут разорвать эти кольца, сковывающие развитие отрасли (по крайней мере в приемлемые сроки). Эту задачу должно выполнять государство. Описанные факторы и положения приводят к следующему теоретическому принципу разграничения роли рынка и государственного регулирования. Государство совместно с крупнейшими финансовыми и промышленными компаниями отвечают за поддержание необходимых финансовых и ценовых пропорций между секторами и сегментами экономики, за создание нормальных условий деятельности малых и средних фирм и предприятий. Роль конкурентного рынка - отбор наиболее эффективных из фирм, действующих в пределах одного сектора (сегмента рынка) и стимулирование их к повышению эффективности.

Одна из наиболее значимых линий конфронтации, так сказать, главная "интрига" в драме новейшей истории - борьба за статус и роль государства: будет ли государство реальным представителем народа, выразителем интересов страны и ее экономики, или инструментом в руках крупных корпораций и мировой финансовой олигархии (необходимым им, в частности, для обеспечения их доминирующего положения и монопольных преимуществ)?

По мере того, как в процессе глобализации консолидируется и политически оформляется мировое сообщество, состоящее из «большой семерки» государств (Северной Америки, Европы и Японии) и базирующихся в них крупнейших банков и промышленных корпораций, этот Центр все чаще рассматривается как «мировое правительство», мировая «Империя». Так называется и модная в настоящее время книга Майкла Хардта и Антонио Негри. В ней выражена разделяемая рядом политологов мысль о том, что национальные государства «теряют свой суверенитет и способность управлять экономическими и культурными обменами». С этим приходится согласиться, но только с следующей поправкой. Мало вероятно, что нынешнее состояние однополярного мира сохраниться на длительный срок. Скорее всего, скоро оно смениться системой из нескольких региональных или, точнее, цивилизационных полюсов – центров притяжения и управления.

 
« Пред.   След. »
spacer.png, 0 kB
spacer.png, 0 kB