spacer.png, 0 kB
spacer.png, 0 kB
Главная arrow Публикации arrow Россия в мировом экономическом шторме
| Печать |
В журнале "VIP" (лето 1999г.)

Россия в мировом экономическом шторме

Ближайшее пятилетие может стать переломным историческим отрезком, когда без всякого преувеличения, будет решаться судьба многих национальных государств, даже всего мира. Сегодня экономический истеблишмент всерьез озабочен, даже напуган возможными грандиозными сбоями в работе отраслей экономики, чья деятельность чревата техногенными катастрофами в момент перехода мира через рубеж "трех нулей" 2000 год. Тогда могут "зациклиться" все электронные приборы, имеющие в своем "чреве" процессоры. Обсуждаются вероятные последствия техногенных катастроф в космонавтике, авиации, электроэнергетике, отдельных отраслях городского хозяйства.

К такого рода отраслям следует также отнести банковско-финансовую сферу и информационно-издательский сектор. Эти области экономической деятельности буквально "до макушки" начинены компьютерами различных степеней сложности и сфер использования.

Однако, несмотря на всю сложность и ресурсоемкость решения, проблема "большого скачка через нули" является всего лишь задачей организационно-технического характера. Несравненно более серьезная проблема, которая неумолимо надвигается на мир, - опасность катастрофического развала мировой финансовой системы. И произойдет это "эпохальное" событие уже не из-за технических (компьютерных) причин, а в результате процессов, затрагивающих глубокие социально-экономические интересы мощных финансовых групп и целых государств. К огромному сожалению, эта проблем пока до конца не осознается во всем ее масштабе ни научной экономической общественностью, ни политической и деловой элитой. А ведь по сути происходящего, мир сегодня является свидетелем крушения постбреттонвудской системы - детища либеральной экономической мысли.

До разрушения Бреттон-вудской системы в начале 70-х годов существовал золотой стандарт. После отмены его (в 1973 г.) стали фиксироваться только взаимные курсы валют. В результате при таком порядке колебания национальных валют стали достигать 50 и более процентов. Подобная нестабильность валютных курсов сделала нестабильными и относительные цены.

Конкурентоспособность товаров все больше зависела не только от уровня производительности труда, но и от определяемого мировыми финансово-промышленными группами соотношения валют. Тем самым деформировалось действие мирового ценового механизма, система равновесных цен, т.е. цен обеспечивающих баланс между спросом и предложением на мировых рынках, окончательно теряла свою объективность и рациональность.

Сейчас многие на Западе признают чрезмерно большие размеры деривативного капитала (производного от стоимости ценных бумаг), которым легко непредсказуемо спекулировать. В конце 80-х годов стоимость дериватов в 25 раз превышала объем товарооборота на мировых рынках. Мировые объемы дериватов в то время составляли около 12 трлн. долл. Уже только за один год (1989 г.) объем дериватов более чем удвоился. А в начале 1997 г. он превысил 100 трлн. долл. (в 8 раз больше, чем в 1992 году). Годовой мировой оборот дериватов сегодня оценивается в один квадрильон (1000 триллионов) долларов. В экономической литературе возник даже образ нынешней финансовой системы в виде перевернутой пирамиды, основанием которой (все более суживающимся) служит реальный сектор, а сверху - вся масса ценных бумаг, фьючерсов на фьючерсы.

В огромных размерах одновременно возросли масштабы международного перелива валют. Ежедневный объем валютных сделок превышает 1 трлн. долл., что в 50 раз превышает объем всей международной торговли, и составляет 80% всех международных валютных резервов. В начале 70-х годов, сразу после того, как рухнула бреттонвудская система твердых валютных паритетов, и тот и другой показатель были в 10 раз ниже.

Контроль над ростом дериватов и массой осуществляемых валютных операций практически в настоящее время в мире утрачен. Разрастание рынка вторичных ценных бумаг истощает реальный сектор экономики любой, даже самой развитой страны. Это, в свою очередь, неизбежно усиливает неустойчивость мировой валютно-финансовой системы и в конечном счете приведет ее к краху.

У независимых экспертов озабоченность вызывают оценки потенциалов национальных экономик в сопоставлении их с накопленными ресурсами транс- и наднациональных банковско-финансовых структур.

Особое внимание в этой связи уделяется капиталу крупных валютных спекулянтов. Управляя фондами в десятки, а возможно и сотни миллиардов долларов (с учетом дочерних и "серых" подставных финансовых структур), они фактически обладают большими возможностями, чем центробанки и правительства большинства стран.

Планируя и осуществляя свои операции в глобальном масштабе, принимая решения об инвестициях или отзыве капитала, такого рода спекулятивно-финансовые центры делают объектом атаки валюты и финансовые резервы разных стран, исходя из только им известных критериев. Специфика же современной мировой финансовой системы создает для такого рода "атак" обстановку неминуемого поражения "противника". Дело в том, что валютно-финансовый кризисы кардинально отличаются от традиционно долговых. Валютный кризис может происходить даже при низкой задолженности. Для стабильности финансово-валютной системы в краткосрочной перспективе важен не сам общий объем капитала или долга, а величина их ликвидной части. Эти, так называемые "горячие деньги", способны быстро перемещаться из страны в страну, а для валюты - из одной валюты в другую, даже не покидая страны. Отток - приток "горячих денег" из национальной валюты в валюту других стран и обратно может приводить к валютным потрясениям в одночасье. Другая характерная особенность: процесс запуска и протекания финансовых обвалов на фондовых и валютных рынках мира образца 90-х годов ярко продемонстрировал то обстоятельство, что кризис может возникать и разрастаться "на ровном месте". Обвалы финансово-валютных рынков наступают вопреки представлениям классической экономической теории, когда основные показатели развития экономики (так называемые "fundamentals") вполне благоприятны. Но это обстоятельство не спасает от "атак" на определенную валюту и не уберегает национальные финансовые системы от катастрофы.

Не обошел стороной мировой финансовый кризис и Россию. Иностранные инвесторы начали распродавать российские ГКО. А в последние ими было вложено от 15 до 20 млрд. долл., что было эквивалентно примерно одной третьей части рынка российских ГКО. Центробанк пошел на резкое первоначальное повышение ставок рефинансирования и увеличение нормативов обязательных резервов коммерческих банков в иностранной валюте. Одновременно ЦБ и Сбербанк (под давление Центробанка) начали скупку ГКО - ОТЗ. В декабре котировки госбумаг установились на уровне 30-33% годовых, т.е. вернулись к уровню начала 1997 года.

В целом в результате валютных интервенций и скупки Центробанком госбумаг золотовалютные резервы России сократились с 25 млрд. долл. до 18 млрд. долл. Из оставшихся резервов около 6 млрд. долл. приходилось на золото, которое невозможно быстро продавать.

Вторая фаза кризиса пришлась на январь-февраль и первую половину марта текущего года. Специфика этого периода заключалась в резких перепадах настроений инвесторов и всевозможных экспертов. Казалось, что к началу 1998 года ситуация стабилизировалась. Но уже в конце января кризис развивался по привычному сценарию. Из госбумаг в январе было выведено 0,5 млрд. долл., а из корпоративных бумаг - почти в 2 раза больше. Доходность ГКО подскочила до 43-45% годовых. Вновь резко возрос спрос на доллары. В конце января спекулянтами, прежде всего иностранными, была вновь предпринята острая атака на рубль. Ответ Центробанка был тем же, что и осенью 1997 г.: рост процентных ставок по кредитам и депозитам. Как итог, сокращение золотовалютных резервов до 16 млрд. долл.

Новый микрообвал на российском фондовом рынке произошел в начале апреля. Сейчас Центробанк России фактически признал неизбежность девальвации рубля.

Наш прогноз на ближайшее будущее весьма пессимистичен. Разрушенное либеральной экономической доктриной, посредством так называемой "шоковой терапии", внутреннее российское производство начнет быстрыми темпами деградировать, теперь уже и под влиянием мирового финансового и нефтяного кризиса.

Россия при сохранении нынешней экономической политики затягивается в "воронку" тотальных (системных) банкротств с развалом к осени федеральной финансово-бюджетной системы. За экономическим развалом неизбежно последует распад Российской Федерации.

Спасение России сегодня состоит не только, и даже не столько в формировании нового правительства, сколько в выборе нового экономического курса, в основе которого должен лежать примат реального сектора экономики над финансами и обеспечение независимости национальной экономической и финансовой системы.

Доктор экономических наук, академик РАЕН РФ Т.И. Корягина

23 апреля 1998 г.

 
След. »
spacer.png, 0 kB
spacer.png, 0 kB