spacer.png, 0 kB
spacer.png, 0 kB
Главная arrow Публикации arrow «Не защитив честного предпринимателя, мы приведем его в тюрьму»
| Печать |
Публикации за 1991 год
«Хозяин» №9(12) 1991г.

«Не защитив честного предпринимателя, мы приведем его в тюрьму»

Татьяна Ивановна, одни сегодня делают вид, будто теневая экономика уже как бы не существует; другие винят ее в срыве многих попыток остановить кризис в экономике. Какова, по-вашему, роль теневого бизнеса в обществе?

— По мере накопления деньги подпольного бизнеса стали поступать не только в производственные структуры и на закупку оборудования, но и на создание механизма защиты — поддержки и прикрытия. Они начали перекачиваться в виде взяток в административно-управленческий персонал различных отраслей, в политические структуры, правоохранительные органы. Так началось самое страшное — стала продажной власть, а значит, под угрозой оказалось и само существование государства. Шло общее гниение и растление как государственных структур, так и всего общества Поэтому, вступая в эпоху рыночных отношений, и не слишком учитывая состояние нашего постбрежневского общества, мы потенциально получаем очень опасный социально-экономический сценарий развития.

— Но при этом, вероятно, как-то иначе выглядит тактика и стратегия теневого капитала?

— Идет перегруппировка силы. Внизу остаются люди теневого бизнеса с малым оборотом, становясь в сущности беззащитными в связи с тем, что крупный капитал ушел в руки людей уже политически устроенных, ушел при поддержке очень крупных политических фигур или же высокопоставленных чиновников в органах правосудия.

Разворачивается политический и экономический рэкет не только на независимых производителей, едва вступающих в рыночные отношения, но и на тех, кто и раньше был в системе, но мало брал и, следовательно, мало от кого зависел. Масштабы процесса громадны: по вертикали, вплоть до Кремля. Идет состыковка различных групп, политических сил и крупных фигур с тем, чтобы без мафиозной войны поделить сферы влияния. В этой системе координат надо воспринимать сообщения о делах грузинской, украинской, чеченской, узбекской мафии. Идет притирка, поскольку нужна мощная концентрация капитала в связи с тем, что он стремится обрести транснациональный характер. Рубли уже не играют— нужна валюта, и поэтому идет переток капиталов из бывших государственных структур на совместные предприятия, фирмы, кооперативы с целью укрепления политической власти.

Изъять эти средства невозможно — у крупных деятелей они в обороте. Тут денежная реформа Павлова — холостой выстрел. Но поскольку он умный профессионал очень высокого класса, думаю, преследовалась какая-то иная цель. Предусматриваю, что этой, на первый взгляд неразумной, мерой фактически обрубаются дальнейшие возможности борьбы с теневой экономикой. Эта борьба становится непопулярной в народе. Даже если причины были совершенно иными, результат получен именно такой.

— Следовательно, мы идем к легализации теневого капитала и признаем эту неизбежность, но если нет, в таком случае, не менее важный вопрос: в состоянии мы ему преградить путь?

— Тут две проблемы. Во-первых, легализация форм собственности; институт частной собственности, частного предпринимательства должен быть законодательно восстановлен.

А во-вторых, как относятся к накопленным средствам. Многие специалисты считают, что период первоначального накопления неизбежно должен быть пиратским. Это — лукавство. На самом деле в большинстве стран уже существовали законы, защищавшие предпринимателя и частную собственность. Нарушитель всегда мог оказаться в тюрьме.

— Закон работал...

— Да, и поэтому разговоры о неизбежной дикости периода накопления на самом деле— ложь, очень ловко у нас распространяемая. В наших условиях вопрос должен стоять более серьезно. Если накопленный капитал собран с нарушением закона — он должен преследоваться вплоть до изъятия

Но мы чаще всего имеем дело с мелким и средним капиталом. И политически у нас выиграет тот лидер, который, поставив проблему борьбы с коррупцией во главу угла, сделает все для защиты не только населения, но и предпринимательства Тогда будет идти вылов «акул», «крестных отцов» и тех, кто выполняет грязную работу: грабеж, рэкет, убийства, другие преступления.

Необходим максимально щадящий режим преследования людей, захваченных системой: участие их в грязном бизнесе не только вина, но и беда.

Не сумеем законодательно оградить независимого производителя от лица, мешающего честно вести дело, — может произойти национальная трагедия: дав свободу человеку, мы его завлекаем в ловушку, а потенциально — в тюрьму. Поскольку без защиты он попадает под гнет новых, более умных, чем в прежнем госаппарате, людей. Более жестоких и алчных.

— В каких комбинациях и с какой силой «черный» катаная давит на «белый»?

— В той мере, в какой распределятся силы в войне политиков, защищающих «черный» и «белый» капитал.

— Кто эти политики?

— Очень надеюсь, что Ельцин будет продолжать бороться с «черным» капиталом. Но последний год принес много разочарований, хотя и знаю, что не устраиваю предпринимателей, работающих грязно. Они же близки к Борису Николаевичу, и скажем так: мне не нравится его окружение. Возможно, в этом кроются истоки ощущения, отсутствия духовного настроя двигать реформу.

Накопилось много претензий и к депутатам, увлеченным псевдобизнесом, и к политикам, не принимающим всерьез эту проблему.

—А может ли, на ваш взгляд, депутат вообще заниматься бизнесом?

— Однозначно — нет! Политику это недопустимо. При меркантильном интересе он становится лоббистом грязного пошиба

Меня очень настораживает позиция Александра Николаевича Яковлева. Я восхищаюсь его умом и интеллектом, но поражает, что тему «черного» бизнеса он старается преподносить, как «охоту на ведьм». Впервые, если не ошибаюсь, он это сделал в Оксфорде, затем в ряде интервью западным журналистам. А сейчас такой взгляд содержат и некоторые публикации в наших газетах. Что за этим стоит? Отторжение проблемы проникновения «черного» капитала в деловую жизнь? Политический это ход или непонимание проблемы? Близость Яковлева к Президенту наталкивает на мысль, что человек сознательно абстрагируется от этой проблемы. Не надо, мол, будить ненависть к предпринимателю — они наш золотой фонд. Но предприниматель предпринимателю— рознь.

—А какой процент составляет сегодня нечестный бизнес?

— До восьмидесяти процентов, причем на государственном уровне.

—В таком случае, наверное, можно понять опасения тех, кто старается не обострять ситуацию — слишком многих задевает эта тема.

— Не так давно Валентин Павлов зачем-то уточнял мою позицию: за реформу я или против, с учетом проблем теневой экономики, которыми я занимаюсь. Конечно, за реформы. Конечно, за введение института частной собственности, кстати, еще с тех времен, когда наш Гавриил Попов писая свои монографии о том, как прекрасен социалистический способ производства и как им управлять.

Но двигаясь крынку, нельзя сбрасывать с легкостью со счетов, что если реально в экономической политике главными действующими лицами будут те люди, которых мы, скажем так, изучаем, то реформа приведет к жуткому столкновению интересов предпринимателя, уже становящегося грозной политической силой и остальной массой населения. Что в свою очередь будет означать возможность для попытки установить авторитарную власть с отторжением всего, что может вклиниться в процесс реформы при мощной поддержке теневого капитала А чтобы этот «котел» не взорвался, населению будут выбрасывать в больших количествах жертвы из мелкого бизнеса. .Что уже делали, кстати, в Узбекистане, в частности Прокурор республики Бутурлин, когда под следствием оказалось около 24 тысяч человек, против 162 по следственной группе Гдляна. Иными словами, народ будут «задаривать» мелкой рыбешкой, на которой и должно развиваться предпринимательство.

Контролировать же будет, разумеется, «верхушка», иногда вытаскивая из-под ковра «дохлую кошку», которая пошла против более сильного пахана

—В определенном смысле испытательным полигоном новых рыночных отношений служит Москва.

— Их состояние, на мой взгляд, драматическое. В Москве всегда брали взятки за сырье, оборудование, за здание. Раньше — по 5-10 тысяч, сейчас — по 300-400 тысяч рублей. Главная причина роста — идущий к нам иностранный капитал. Взятки теперь дают в валюте, и она с первых шагов становится криминальной.

Не без помощи Моссовета в столице идет захват собственности. Мелкому предпринимателю делать здесь будет нечего: он не может давать взятки по полмиллиона, даже если маленькое помещение обойдется ему в 50 тысяч.

— К тому же, ему не просто получить ссуду в банке.

— Скажу больше. Именно в банках в значительных объемах укрылся теневой капитал. Но никто не спешит произвести в них аудиторскую проверку, которая еще возможна

— В какой степени наши биржи способствуют деятельности теневого бизнеса? Как вообще можно относиться к появлению бирж; до возникновения рынка?

— Наши биржи на самом деле — это коррумпированные круги бывшей системы Госснаба На коммерческую основу просто переводится использование части материально-технических ресурсов. А значит, средства идут непосредственно в карман. Еще и похваляются миллионами, заработанными за день.

Да если у нас такие биржи, как скажешь рабочему с заработком 300-400 рублей, что он должен за эти деньги трудиться, да еще хорошо.

—А какой должен быть контроль за работай биржи? "

— Как институт (не у нас) биржа контролируется, если она государственная. Частная контролируется общим законодательством и уголовным преследованием. У нас контроля нет. На нашу биржу пошли материально-технические ресурсы, это означает, что мы начали «кормить» крупный капитал. При этом нет бирж, обслуживающих мелкого предпринимателя. Нет мелкооптового звена. Поэтому, когда говорят о приватизации в сфере услуг, уместен вопрос: где снабженческое звено? Старая структура разрушается, а новой нет. Как же мне содержать магазин? Значит, уже маячит массовое банкротство. еще не народившегося мелкого предпринимателя. И тут сами по себе законы рынка, как заявляют некоторые специалисты, ничего не наладят.

Помочь могут параллельные структуры для людей, приходящих в бизнес. Должна и откристаллизоваться точка зрения на моральную позицию, на проблему личности. Хотя, надо признать, не многие со всей глубиной чувствуют эту проблему. Но, думаю, поскольку мы столкнулись с вопросом выживания нации, должен ускориться процесс кристаллизации воли, а у нас все же потенциал огромный.

Беседу вел Игорь КОВЛЕР, обозреватель «Хозяина»

 
« Пред.   След. »
spacer.png, 0 kB
spacer.png, 0 kB